?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Сиреневые горы Копетдага...
маска
nora_simm
Могучий бронхит полностью лишил трудоспособности. Сижу за компом, надрывно кашляю, пью чай с калиной, жую антибиотики, вспоминаю…
Сентябрь 1973 года. Командировка в Бахарденский погранотряд. Потрясающее великолепие Копетдага — сиреневые горы, медового  цвета долины, скалы, водопады, кряжистые, перекрученные стволы пахучей арчи, кеклики, выпархивающие из под ног коня, и я в ватных штанах, с отбитой попой,  изо всех сил стараюсь не вывалиться из седла и не опозориться перед сопровождающим меня молодцеватым старлеем… Но лошадь - это потом. А вначале — самолет Москва-Ашхабад, 100 км  до Бахардена в пропыленном уазике, потом карабканье на том же уазике на высоту двух тысяч метров над уровнем моря, неописуемая красота вокруг и погранзастава Тогарёво. Начальник заставы Анатолий Васильевич Подолякин, плечистый дяденька с веселыми умными глазами, при виде меня смурнеет лицом. Видимо, в его понятии корреспондент журнала «Пограничник» должен выглядеть несколько иначе. И я понимаю,  что мои 153 см роста, 41 кг живого веса и легкомысленный конский хвост, перетянутый аптечной резинкой, его сильно расстраивают и заставляют нервничать.
Правда, когда я сообщила ему, что мне дано задание написать очерк о женах пограничников, он  повеселел и тут же передал меня на попечение своей супруге – очень милой женщине с хорошо поставленной речью учителя русского языка.
За несколько дней, проведенных  на заставе, я перезнакомилась со всем личным составом, подружилась с женами офицеров, научилось правильно, по уставу, подходить к строевой лошади,  и даже имела счастье присутствовать при задержании архара, пытавшегося нарушить границу и удрать через КСП (контрольно-следовую полосу) в Иран.
Но к чему мне все это вспомнилось? А к тому, что на заставе Тогарёво служило много парней с Украины — из Харьковской, Донецкой, Запорожской, Днепропетровской, Черниговской, Полтавской области. Отличные ребята. Наши, советские, очень серьезно относящиеся к своей суровой службе. И почему-то я уверена, что сейчас, став уже пожилыми людьми, они ни за что не пойдут на поводу у бандеровской сволочи. Они будут сражаться против нее.